Статьи
21.10.10 / 00:00
За что убили Олега Белоненко?

10 лет резонансное преступление остается нераскрытым. «Незадолго до своей гибели он приглашал Владимира Путина на Уралмашзавод». Корреспондент «ВЕДОМОСТЕЙ Урал» вспоминает о личной встрече с легендарным топ-менеджером.

Олег Дмитриевич Белоненко - 10 лет назад был генеральным директором ОАО «Уралмаш», крупнейшего машиностроительного предприятия в России. В июле 2000 года он был расстрелян киллерами. Убийство Белоненко стало одним из самых громких в стране и не раскрыто до сих пор.

Кому и зачем понадобилось убивать руководителя машиностроительного гиганта, сильнейшего менеджера, счет каковым в России шел на единицы, по выражению тогдашнего владельца холдинга «Уральские машиностроительные заводы» Кахи Бендукидзе? Сказано не ради красного словца. Официальным признанием деловых качеств Олега Белоненко можно считать рейтинг ведущих менеджеров страны, опубликованный в год его убийства в майском номере журнала «Эксперт». В таблице «Ведущие топ-менеджеры» Олег Белоненко был назван рядом с именами руководителей РАО «ЕЭС России», «Уральского никеля», «АвтоВАЗа», «Аэрофлота».

«У меня пресса, меня нет»

- Прошу пока не беспокоить - у меня корреспондент, - распорядился Олег Дмитриевич в своей приемной. И, действительно, пока шла полуторачасовая беседа с корреспондентом заводской многотиражной газеты «РИТМ», не раздалось ни одного телефонного звонка, в просторный кабинет не вошел ни один посетитель. Это было так необычно на фоне привычной производственной суеты и нервозности, что сильнее всего врезалось в память. И даже заслонило другое важное обстоятельство - оказывается, наше интервью в том далеком октябре 1999 года состоялось накануне пятидесятилетия гендиректора!

В этом номере «ВЕДОМОСТЕЙ Урал» я хочу вспомнить фрагменты интервью с Олегом Белоненко под названием «Уралмашевцы должны гордиться не только своим прошлым», чтобы погрузиться в атмосферу тех событий и понять характер незаурядного человека, решительно нацеленного преодолеть огромную лавину трудностей. А, может, отчасти, из его открытых для всех планов и устремлений станут понятны и мотивы его притаившихся врагов? Вот что говорил Белоненко более десяти лет назад, за несколько дней до своего «золотого» юбилея и за несколько месяцев до своего заказного убийства.

Об уверенности и стабильности.

Может быть, важнейший результат нынешнего года - это морально-психологическое «потепление». Когда завод работал неустойчиво, неуверенно, создавалась гнетущая атмосфера, которая охватывала всех - и работников, и руководителей до самых высоких уровней управления. Когда появились заказы и стали расти объемы работ, когда знаешь, что работа есть сегодня и будет завтра, то появляется совсем другое настроение. И это самое главное - переломить ситуацию нестабильности до твердого и уверенного стояния на ногах. Именно на этот результат была нацелена программа оперативной реструктуризации...

О портфеле заказов.

- Он значительно вырос в этом году и вполне определенно просматривается на следующий год. Он стал больше на 40-45 процентов. Сегодня против прошлого года на 30 процентов выросли и растут дальше объемы производства и реализации продукции. Со многими нашими заказчиками мы стали восстанавливать деловые отношения, которые были не в лучшем состоянии. Например, когда-то Уралмаш плодотворно сотрудничал с Сургутом, но вот с 1992 года от «Сургутнефтегаза» не было ни одного заказа. И дело даже не в том, что мы получили большой заказ по буровым установкам. Восстановить и продолжить отношения со второй по величине нефтегазовой компанией - это залог нашей стабильности. Мы серьезно продвинулись вперед и в укреплении контактов с Магнитогорским металлургическим комбинатом. Положительные перемены произошли в отношениях с «Северсталью» (Череповец)... Проблемы сбыта меняются качественно. Нужен не только портфель заказов, необходима продуманная работа по долгосрочному расширению рынка, иное качество договоров: по ценам, условиям платежей и гарантиям. Существенно больше усилий нужно прилагать для разработки новой техники.

О невидимой трудной работе.

- Заключение договоров и контрактов - внешняя сторона нашей деятельности. Но есть громадная, невидимая большинству работа, которая в целом оздоравливает любую компанию. Надо прежде всего грамотно обращаться с внутренними ресурсами предприятия, под которыми подразумевается не только металл, но прежде всего люди, а также оборудование, деньги, товары. Основное условие успеха предприятия - научиться управлять своими ресурсами. Десятилетиями на заводе создавался один уклад, который соответствовал требованиям плановой социалистической экономики. Сегодня этот способ хозяйствования устарел, его надо серьезно обновлять.
Это целый комплекс мероприятий: вопросы бюджетирования, налогообложения, организации производства, уменьшение незавершенного производства, эффективная деятельность службы закупок и так далее...

О задачах ближней и средней дальности.

- Очень сложная вещь - оперативная реструктуризация. Мы должны иметь четкое представление о рынке и своих претензиях на нем: что именно, в каком объеме производить и кому продавать. Хотя бы на ближайшие пять лет. Сегодня такое представление мы имеем. А далее идет не менее сложная работа - сделать так, чтобы завод мог успешно обеспечить эти «претензии». Такие вещи называют стратегической реструктуризацией. Она охватывает не только службу продаж, но и производство, дирекции финансовую, техническую, по персоналу и закупкам... Есть абсолютно оперативные проблемы. И прежде всего - устойчивая работа метзавода. Мы ее решим, если метзавод обеспечим тремя вещами - чугуном, лигатурой и мазутом. Это в целом оздоровит экономику предприятия.

Вторая задача на ближайшее полугодие - планирование производства и его организация. Здесь очень много работы. Сегодня мы не справляемся с заказами, отстаем. И причина отставания совсем не в том, что у нас много заказов, а в том, что годы падения разучили нас организовывать производственный процесс. Система планирования и контроля слишком «заржавела»... Сейчас созданы специальные группы, им поставлена задача - предложить меры, позволяющие сделать организацию производства более эффективной.

Более долгосрочная программа - развитие и перевооружение производства. Принципиально эту проблему надо решать в течение ближайших пяти лет. И ключевой вопрос здесь - техническая стратегия. Предприятие в том виде, как есть, не будет отвечать требованиям заказчика. Конечные цели программы перевооружения понятны: существенно снизить энергоемкость и материалоемкость, повысить производительность на всех переделах. Это очень крупные денежные средства, их еще предстоит заработать.

Модернизированы должны быть все переделы - металлургия, сварка, механообработка. Средства на это понадобятся такие большие, которые по сути можно сопоставить с сегодняшним годовым оборотом предприятия...

О стратегии по персоналу.

- Я хотел бы подчеркнуть, что рост зарплаты может обеспечиваться только ростом производительности труда. Причем в нашем случае производительность не только в нормо-часах, но и в натуральном выражении. Иных цивилизованных механизмов в мире не придумано. Нам нужны квалифицированные кадры, и отрадно, что в некоторые цехи они начинают возвращаться. Работа на заводе будет. Для сравнения: если в прошлом году было изготовлено 37 тысяч тонн механоизделий, то нынче - 50 тысяч. А на будущий год в портфеле заказов - 67 тысяч тонн механоизделий.

Наша сильная сторона в том, что мы не только изготовители, но и разработчики оборудования. Носители «ноу-хау». Поэтому особое внимание будет уделяться конструкторским и технологическим кадрам, их омоложению. Впервые на завод мы приняли 40 молодых специалистов (в минувшие годы принимали 5-7 человек). Но надо еще больше - 70-80 специалистов. Меры по омоложению состава работников на перспективу включают в себя и то, что фактически со школьной скамьи мы начнем привлекать на завод детей и внуков уралмашевцев. Уже сегодня собираются сведения о том, кто и куда поступил учиться. Мы намерены отобрать лучших и давать своим «студентам» дополнительные стипендии, приглашать их на заводскую практику, всячески поддерживать. Такие отношения будут строиться на договорной основе. Тем молодым специалистам, которые живут не в Екатеринбурге, рассматриваем возможность предоставлять комнаты в общежитии с последующим закреплением. Без притока молодежи заводу не выстоять...

«Интриги не его стихия, он был в них плохо ориентирован»
 
Знающие современное производство люди поймут из приведенных выше высказываний Белоненко, что в тот период, когда большинство предприятий «лежали на боку», а рабочие по полгода не получали зарплату, на Уралмаше были решены глобальные проблемы. Поразительно, но факт: впервые на УЗТМ Олег Белоненко появился два года назад, в 1998 году (до этого работал на Камском автомобильном заводе, где прошел путь от конструктора до вице-президента предприятия). Должность генерального директора ОАО «Уралмаш» официально занял в декабре 1999 года. Сказать, что благодаря Олегу Дмитриевичу дела на заводе пошли в гору, значит, не сказать ничего. Портфель заказов будущего года стал едва ли не вдвое толще, завод стал выполнять очень крупные заказы Магнитки, Северстали, Сургутнефтегаза. Попытка поспевать за невиданным ростом производства в финансовом, социальном и иных планах стала одной из проблем руководства. Согласитесь, что это весьма приятная проблема.

В марте 2000 года (за четыре месяца до гибели) генеральный директор ОАО «Уралмаш» Олег Белоненко участвовал в Сургуте на совещании по проблемам топливно-энергетического комплекса России, где присутствовал и.о. Президента России Владимир Путин.

- Он задал несколько уточняющих вопросов по проблемам моего выступления. А потом мы еще раз встретились и переговорили. Я пригласил Владимира Владимировича посетить Уралмаш, он с удовольствием приглашение принял. Также вручил ему пропуск на завод и небольшой плакат с видами центральной проходной и нашей буровой. Лозунг «За Уралмашем дело не станет» понравился Владимиру Владимировичу Путину, - так ответил на один из моих вопросов Олег Белоненко.

На заводе, где люди досыта «нахлебались» затяжных голодных простоев, имя нового директора произносили почти с благоговением. Удивительно, но факт: его в лицо знал почти каждый работник огромного предприятия, потому что за короткий срок в ходе ежедневных запланированных визитов Олег Белоненко обошел, пообщался с коллективами не только основных цехов, но и небольших лабораторий, заводской теплицы, даже дома культуры. Словно торопился оставить о себе светлую добрую память...

- Трудно соединять мудрость и решимость, оставаться честным перед своей совестью при любых обстоятельствах - эти качества не часто в равной мере даны руководителям, да и вообще людям. У Олега Дмитриевича их было в избытке. Интриги не его стихия, он в них был плохо ориентирован, - говорил в своей траурной речи Каха Бендукидзе.
После громкого заказного убийства у прессы появилось предположение о причастности к преступлению небезызвестного ОПС «Уралмаш», поскольку Белоненко резко критиковал скандальный союз, был категорически против использования в его названии даже слова «Уралмаш». Но затем стало очевидно, что причины устранения честного и принципиального руководителя более глубоки.

Одна из самых серьезных версий - большая осведомленность Белоненко в качестве руководителя АО «КамАЗ». Он покинул автозавод после неудачных попыток перестроить на Камском заводе всю систему продаж и сделать бухгалтерию абсолютно прозрачной. Он даже написал книгу «КамАЗ. Кризис управления», где достаточно четко описал финансовые махинации. Власть на этом предприятии вскоре сменилась, в отношении некоторых руководителей были возбуждены уголовные дела...

Существовала и другая, уже чисто «уралмашевская» версия - борьба нового директора с процветающими на заводе хищениями. На заводских проходных даже появились такие объявления: «С целью более эффективного сохранения акционерной собственности, поддержания установленного порядка и трудовой дисциплины, обеспечения безопасности ОАО «Уралмаш» в случае обнаружения на территории ОАО подозрительных лиц в нетрезвом состоянии, попыток хищения... необходимо немедленно сообщить дирекции по режиму и безопасности». Безусловно, скупщики ворованного металла, запчастей, криминальные «крыши» стали нести убытки.

Другой бич завода, которому объявил войну Олег Белоненко - неконтролируемый, криминальный сбыт продукции через фирмы-прилипалы. При новом директоре началась реформа службы сбыта, где должна была стать прозрачной вся деятельность многочисленных поставщиков и дилеров.

Но наиболее весомая из всех версий - так называемое стратегическое убийство. Незадолго до трагедии, в июне 2000 года на ОАО «Уралмаш» прошло собрание акционеров, а перед ним - аудиторская проверка, которая не выявила серьезных нарушений. Олег Белоненко мог стать жертвой завистников-конкурентов, так как именно его заводу «светил» гигантский контракт на оборудование для производства труб большого диаметра, в которых нуждался «Газпром». А основные конкуренты «Уралмаша» - это машиностроительные фирмы Германии и США. Уральский завод был по своему профилю производства более близок к американскому «Катерпиллеру». Заказное убийство, безусловно, подорвало доверие партнеров к нашему предприятию...

Для заводчан убийство искренне уважаемого руководителя стало настоящей трагедией, скорбели тысячи рабочих. На заводе были отменены все мероприятия, связанные с празднованием его дня рождения, а также долгожданной презентацией новой буровой установки. Был объявлен трехдневный траур. На гражданской панихиде, по самым скромным подсчетам, собралось не менее пяти тысяч человек.

За всю историю завода на нем сменилось более двадцати директоров. Имена одних безвестно канули в Лету. Другими, как Олег Дмитриевич Белоненко, люди гордятся, рассказывают о них своим детям и внукам.

Р. ГИЛЕВА
«ВЕДОМОСТИ Урал»
Опубликовано в № 128, 2010 год

© 2010, "ВЕДОМОСТИ Урал"